1941-1943 - Минувшее

Перейти к контенту

Главное меню:

Кулаков

Летом в сорок первый год
Суд «прощение» даёт.
По решению  наркома
Кулаков, езжай до дому.
И в родимое село
Вновь сидельца понесло.
День прошёл - с врагом война.
Снова немцы «ё туда».
Месяц, два. В осенний срок
Немцы стукнули в порог.
В хату входит офицер
Рожей брит и волос бел.
На фуражке череп - кости,
И глаза сверлят, как гвозди.
«От жидов ты пострадал,
Звёздный час, Иван, настал.
Будишь нам теперь служить,
Бургомистром сможешь быть».
Молча, Кулаков кивнул
И глаза к земле пригнул.
Сорок  пять лет мужику
Служит он теперь врагу.
У людей добро берёт
И в Германию Гансам шлёт.
Партизанов в страхе ждёт,
Водку с полицаем пьёт.
Ночью плачет у иконы
И до утра бьёт поклоны.


Год прошёл и в счастья час
Власть фашистов порвалась.
Враг бежит, штаны теряет
Флаг свой даже забывают.
Полицаи кто куда -
Кто в петлю, а кто в бега.
Бургомистр Кулаков
Взял портфель и был таков.
Паспорт у него готов.
Он по паспорту – Петров.
Ночью отсиделся в стоге
И пошёл в тыл по дороге.
Он, мол, раненый солдат
С фронта едет в тыл назад.
Едет он в Сибирь в вагоне
Знак сержанта на погоне.
Ночью, правда, плохо спит,
Что-то в сердце всё свербит.
Думает, дал слабину
Продал душу я врагу.
Предал родину свою
И себе то - не прощу.
И на станции одной
Вышел он совсем смурной.
Пошагал тропою в лес
И от всех навек исчез.
В чаще вынул пистолет
И закончил жизни бег.
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню